свое 27043415

Сентябрь, 2013

0

Сердце рынка

Какие бы товары ни предлагали на рынке, а очередь выстраивается только возле буфета. Тем более, если там не только кормят, но и наливают. В любое время здесь есть посетители.

– Что вам, мальчики?

– Два пива и пирожок с ливером.

– Тошнотик, говорите? Сейчас, мальчики, принесу, вы присаживайтесь.

– Тёть Люсь, только быстрее – трубы горят.

Тётю Люсю из кафе у рынка знали все: и те, кто там работал, и бездельники, которые целыми днями ошивались вокруг. К своим она относилась с особой нежностью:

– Девочки, установила новую кегу с квасом, заходите.

– Спасибо, Люсьен, вечером заглянем.

– Но хочу вам сказать, что Львовское оказалось гораздо вкуснее, – подмигнула она.

К вечеру посетителей становилось больше, но Люся была только рада.

– Тёть Люсь, мы водку в магазине взяли, дай нам пирожков с мясом, – попросили девочки из палаток с игрушками.

– Не слышу, с картошкой или с капустой?

– Тёть Люсь, да с мясом же.

– Я сказала, картошка или капуста?

Так она спасала своих девочек от пропавших пирогов. Остальных не жалела:

– Мальчики, вы кушать будете?

– Да, нам закусить.

– Возьмите пирожочков с мясом, я подогрею, садитесь.

Продать-то полагалось все.

– Так, девочки, ну как тут у вас дела? – Люся подходила к девочкам с пустым стаканчиком. – Пять капель, – предупреждала она шепотом.

Девочки наливали щедро, даже давали закурить – точнее, затянуться, потому что курить было некогда: буйволы у прилавка уже заждались.

– Иду-иду, мальчики, не сердитесь. Что нам, пивко или водочку? – участливо спрашивала Люся у старых алкоголиков.

– Водки триста и два пива.

– Вот умнички, правильно, – поощряла их тётя Люся, – чтоб не гонять меня туда-сюда.

И все забулдыги относились к ней тепло. Даже прислушивались:

– Колюнчик, плохо тебе стало? Говорю же, надо закусывать, а ты не слышишь. Ой, а блюют у нас вот там, смотри-ка, за поворотом, – она подталкивала в спину блюющего Колю, и он послушно тащился за угол.

Иногда курировала драки:

– Ванюша, что ж ты его по печени бьешь – как же он завтра пить будет? Ты по морде его, если виноват.

Тётю Люсю называли сердцем рынка. Она не просто продавала еду и напитки, а ухаживала за всеми, поддерживала и понимала каждого. Знала столько о своих посетителях, что за молчание ей готовы были приплачивать, но она никогда эту информацию не использовала, даже против должников.

– Деньги принес? Да ты же мне меньше должен, у меня записано, и пирожок на сдачу.

– Тёть Люсь, да это вам…

– Ничего-ничего, пирожок не хочешь – на хот-дог.

И мужики успокаивались, заказывали по сто – и все продолжалось. Они даже встречи назначали не в кафе и не в буфете, а у «тётьлюси». Каков же был удар, когда кафе решили закрыть – на его месте собирались строить торговый центр. Все окрестные алкоголики пришли к Люсе:

– Тёть Люсь, че делать-то?

– А вы садитесь, мальчики, налью вам.

Мальчики послушно сели, подставили стаканы.

– Это ж как мы без тебя?

– Вы не переживайте, хорошие мои, еще завтра целый день.

– Так мы хоть это, прощальный ужин завтра устроим, а, пацаны?

Пацаны дружно согласились. Люся осмотрела остатки провизии и решила, что идея – лучше не придумаешь: иначе за день все это не продашь, а над пирожками с ливером уже летают мухи.

– Приходите, мальчики. Беленькую можете с собой принести, а закусочку я вам организую.

Пир получился достойный: напились все по-праздничному, в стельку. Люсе принесли цветов и новую открывалку для пива. Говорили тосты, благодарили, просили не уходить. Когда пироги доели, Люся собрала вещи, приняла на прощанье пять капель и помахала всем рукой:

– Люблю вас, мои хорошие!

Хорошие уже не отдавали себе отчета в том, что теряют Люсю навсегда, радостно ответили ей взаимностью и попрощались «до завтра».

После, конечно, все сокрушались, что так просто отпустили ее. Ни номера ее телефона, ни адреса никто не знал. Без Люсиного кафе на рынке стало грязно: теперь ребятам негде было отдохнуть, пили они у забора, тут же и валялись до вечера. Спустя пару месяцев по рынку пошли слухи, что у вокзала открыли новый кабак: говорили, что работает там очень приятная женщина, относится ко всем хорошо, принимает тепло.

– Такой, как Люська наша была, больше нет, – допивая крепкое пиво, покачал головой Колюня.

– Все равно зима скоро, надо что-то искать. Прошвырнемся? – предложил Ванёк.

– А, давай. Выпить-то хочется.

Куліш


Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Наверх ↑